Георгий (me_lamazi) wrote,
Георгий
me_lamazi

Category:

Заложник 9 (+18)



Автор: Stan_Smith +18

Картинки по запросу девушка на кровати


Я присел на кровать и посмотрел на Марину, которая стояла связанная в красном спальном мешке и пыталась удержать равновесие. Её кокон, некогда прямолинейный и грузный, теперь был перетянут ремешками так, что был подогнан по её сексапильной фигурке, проявив её привлекательные бёдра и грудь. Она была похожа на гигантскую гусеницу, только гладкую и блестящую, и к тому же очень свирепую, судя по её лицу.

— Ах ты... Ну ты... Вот выпусти меня, я тебе устрою. Это ж надо, вот ведь...
Марина бросилась на Оксану и слегка пошатнулась в мешке, но Оксана её подхватила, поставив на место и удерживая от падения. Она всё ещё пыталась вырваться, но уже скорее импульсивно, потому что прекрасно понимала, что крепко попалась. Марина сдерживалась, скорее всего из-за моего присутствия, но гнев её на то, что её же подруга связала её в этом жарком мешке был очень даже заметен. Она явно не ожидала и того, что я как-то в этом посодействую. И она уж никак не хотела мириться с той мыслью, что её попытки выбраться из мешка абсолютно безуспешны и теперь ей, вопреки своему недовольству, оставалось лишь отдаться на попечение Оксаны.

— Не устроишь, — произнесла Оксана, расстегнув молнию мешка на уровне пояса, и просунула туда руку.

Как вдруг Марина издала протяжный стон, означавший, что Оксана добралась до её промежности.

— Оксана, прекра... ааахх!... — гневно произнесла Марина, прежде, чем начала погружаться в пучину наслаждения.

Да, Оксана начала мастурбировать своей подруге в спальном мешке, причём прямо на моих глазах. Всё случилось так внезапно, что я даже не успел отреагировать. Меня будто молнией поразило. Я был полностью ошарашен, и даже не знал, что мне делать, поэтому мне оставалось лишь наблюдать за происходящим, чувствуя, как в трусиках трепещет мой горячий член.

Оксана настойчиво пыталась удовлетворить Марину. Она ласкала её прямо через колготки и трусики, пытаясь пробиться в её недра, но даже не смотря на эти препятствия на пути к её влагалищу было видно, что Марина получала истинный кайф, даже сквозь своё миленькое полосатое бельё. Она начала тяжело дышать, изредка закатывая глаза и слегка постанывая от внезапно настигшего её наслаждения.

— Оксана... ну перест... ахх... аххх... , — пыталась остановить подругу Марина.

На лице её отразилось безумное вожделение. Она прикрывала глазки, приоткрывала ротик, из которого доносились страстные вздохи и временами закусывала губки, испытывая неописуемое наслаждение, даже будучи в трусиках и колготках.

— Ну, как тебе? — вдруг обратилась ко мне Оксана, мастурбируя своей пленённой подруге.

Казалось, Оксана хотела меня этим впечатлить, что у неё как раз отлично получилось: я не смог вымолвить не слова, покорно глядя на то, как связанную в мешке Марину сексуально истязают. И не дождавшись моего ответа Оксана продолжила ублажать подругу.

От гнева на лице Марины уже не осталось и следа. Возможно, где-то глубоко внутри она и злилась на свою подругу за то, что так внезапно устроила ей новое сексуальное приключение, но было заметно, что вся её злость буквально растворялась в оргазмических позывах, исходивших от её раздразнённой вагины. Причём чувства её подогревало то, она даже не была готова к этому. Прямо в чём была, даже не стянув с себя колготки, она залезла в мешок и ощутила эту мягкость, это тепло от нахождения в уютном спальнике, из которого даже не хотелось вылезать. Она уже собиралась было отправиться спать и оставить знакомство с подарком на завтра, как вдруг её подруга внезапно решила взять её в плен, чтобы доставить ей неописуемое наслаждение в недрах свежекупленного спального мешка. Она решила опробовать его, но она и понятия не имела, что всё так обернётся, что её же подруга заточит её в этой тесной болоньевой темнице, будет мучить её, истязать её трепетное тело и не отпустит, пока не совершит над ней задуманное.

Но гнев её был скорее надуманным. Я понял это уже после. Конечно же, она хотела этого. Это было видно по её сверкающим глазам. Да, как только она увидела этот спальный мешок, этого красного монстра, блестящего и шуршащего, способного поглотить её в своём мягком и скользком чреве, всё её естество буквально загорелось неистовым желанием «оприходовать» это болоньевое чудо. Но она не могла сразу поддаться этому искушению, нет. Ведь ей нравилось сопротивляться. Да, от этого её желание разгоралось всё больше и больше. И даже тогда, когда Оксана нежно и умело работала пальчиком в её влагалище сквозь её мокрые трусики и колготки, Марина всё ещё сопротивлялась, пытаясь держать свою оборону до последнего, чувствуя, как безудержное желание неумолимо накатывает на неё с ещё большей силой.

Я, словно завороженный, наблюдал за процессом. Мой член горячо и яростно дёргался в ложе Марининых трусиков, в то время, как сама Марина изнывала от сладостных ощущений, стоя связанной в спальном мешке. Ноги её уже подкашивались от нехватки сил, но Оксана удерживала её, обхватив подругу за спину. Мешок с виду был довольно тёплым и Марина уже порядком раскраснелась от пребывания в толстом слое пуха, который плотно и упруго обхватывал её прелестную фигурку. Стоя в тесном спальном мешке, Марина ощущала его мягкость и нежность, но будучи ещё и связанной в нём, она в полной мере наслаждалась его крепкими и мощными объятиями, чувствуя себя буквально поглощённой этим красным и пухлым болоньевым монстром, толстым слоем окутывавшем всё её трепетное тельце. Я представил, как она уже вспотела в этой пуховой бане, как вспотела её попка и грудь, и всё её тело уже буквально сочилось потом, будто промаринованное в своих же сексуальных соках, испускаемых отовсюду. Такая мокрая и влажная, Марина, казалось, постепенно теряла свои силы, но не только от душного и тёплого спального мешка, а и от сильнейшего возбуждения, настигавшего её киску.

Оксана шуршала в промежности Марины всё быстрей, а из её милого ротика, даже несмотря на упадок сил, периодически вырывались возгласы наслаждения, причём довольно громкие.

— Так, придётся тебя заткнуть, — решительно сказала Оксана и, прижав мешок с Мариной к себе, страстно поцеловала Марину в губы, продолжая орудовать в её промежности.

Я сидел словно в дурмане. Я поверить не мог, что девушки поцеловались прямо на моих глазах. Казалось, мне снится какой-то бредовый сон, порождённый моим похотливым сознанием, но всё происходило на самом деле. Оксана всё ещё целовала Марину и выглядело это так мило и так возбуждающе, что мой член задёргался ещё сильней, уже слегка спустив от напряжения. Казалось, Оксана лишь хотела заткнуть Марине рот, но выглядело это как сексуальная подпитка её предоргазменному состоянию. В приступе страсти Марина отчаянно дёргалась и нежно стонала даже несмотря на губы Оксаны, которые плотно присосались к её губам, в то время, как Оксана шуршала по колготкам и трусикам своей подруги, надёжно закрытой в своём болоньевой заточении.

И когда вскоре Маринины стоны начали усиливаться, предвещая о скором, долгожданном апогее, Оксана перестала её целовать и, достав руку из мешка, направилась к шкафу, оставив Марину стоять в неоконченном половом акте. Покопавшись в шкафу, Оксана достала то, от чего мои глаза просто полезли на лоб, а сердце застучало ещё сильней. Это был страпон. Толстый и длинный резиновый член, примерно сантиметров 25, он внушал чувство мощи и господства над бедной жертвой, в которую ему вскоре предназначалось проникнуть. И от его вида мне стало не то что некомфортно, но даже слегка страшновато. «Бедняжка, зачем она её так мучит?» — думал я, переживая за Марину.

Пока Оксана, спустив шорты и трусы, пристёгивала эту огромную балду, я смотрел на Марину, которая с трудом стояла в своём большом, красном и блестящем коконе, словно огромная куколка, полностью скованная, вспотевшая, чуть было не падая от сексуального измождения, и даже не подозревала о том, что ей сейчас придётся испытать кое-что посерьёзней, нежели просто вероломная упаковка в спальный мешок с последующим третированием её киски. Мне было так жалко Марину, но больше мне было интересно посмотреть на то, как же она примет этот здоровый член. Я с вожделением ждал этого момента.

Как только Оксана пристегнула страпон, она натянула трусы и шорты, оставив торчать этот гигантский резиновый кусок мяса из своей промежности. Я тут же почувствовал какую-то неловкость от того, что этот искуственный член ей очень даже подходил, придавая ей ещё больше мужественности. Ко всему её внешнему виду, от рубашки до носков, словно просилась эта характерная и мощная деталь.

Оксана стояла со своим боевым орудием наготове, и, бросив на меня тот же хитрый взгляд, подошла к Марине так, чтобы продемонстрировать, что она собирается с ней сделать, как тут же уставшие и измождённые глаза Марины округлились.

— Нет... нет... Оксана, пожалуйста, не надо... Оксана... пожалуйста... , — панически повторяла обессилевшая Марина, глядя в глаза своей подруги и отчаянно мотая головой.

— Мариш, расслабься. И будь паинькой, хорошо? — спросила Оксана, проведя рукой по лицу Марины, обрамлённым красным капюшоном спального мешка.

Марина отстранилась, искоса поглядывая на меня, как на свидетеля её предстоящего позора. И что-то в её странном взгляде говорило мне: «Не волнуйся, я правда хочу этого».

— Кричать же не будешь? — вновь обратилась к подруге Оксана.

Марина уже вся дрожала, прекрасно осознавая, что же ей предстоит.

— Знаю же, что будешь.

И после этих слов Оксана, поцеловав Марину в её миленький носик и увидев её испуганные глаза, резко застегнула капюшон спального мешка, окончательно закрыв в нём свою подругу. Теперь уже и лицо Марины было спрятано где-то в глубоких недрах её пухлой болоньевой темницы. Она была полностью застёгнута и обездвижена, уже совершенно не в силах не то что высвободиться, даже что-то сказать, лишь нечленораздельно мыча сквозь плотный слой капюшона. «Бедняжка, ей же и так там жарко, а ещё и застёгнутой», — подумал я, в то же время любуясь на эту блестящую красную гусеничку, которая отчаянно дёргалась и издавала какие-то непонятные звуки. Судя по всему, Марина была в полной растерянности и даже не понимала, что происходит снаружи её пухового кокона — ловушки, в которую она сама же и попалась.

Хоть мне и было жалко Марину, но со стороны это выглядело довольно забавно: большая красная куколка, обмотанная ремнями, мотала головой из стороны в сторону, испуская странные возгласы, словно какой-то гигантский червячок, который пел и танцевал в очень смешной манере. Но я понимал, что внутри этого кокона была Марина и прекрасно знал, что ей внутри не очень-то смешно. И от вида Марины в этом нелепом костюме красного червя я ещё больше возбудился, почувствовав, насколько горячим теперь стал мой член.

Оксана взялась за плечи мешка и, одним движением развернув его в пол-оборота, сказала мне:

— Смотри.

Я опять же повиновался. Я увидел, что на задней стороне мешка, на уровне попы, была молния, которую Оксана резко расстегнула, вызвав очередную волну негодования от обитавшей внутри спальника Марины. Я видел, как проникнув внутрь руками, она резким движением разорвала колготки, покрывавшие аккуратную попку её подруги, и подвинула вбок её миленькие полосатые трусики, открыв доступ к заднему проходу Марины. Почувствовав, как попортили её личное имущество, спальник с Мариной задёргался ещё сильней, издавая недовольное мычание. Она вновь хотела отпрыгнуть, хотя и понимала, что все её усилия были напрасны, но всё же не хотела так быстро сдаваться на милость Оксаны, которая вот-вот собиралась её как следует оприходовать. Оксана достала из шкафа флакон какой-то прозрачной жидкости и принялась натирать ей свой член, отчего он стал выглядеть гладким и блестящим, но не утратил свой угрожающий вид, будучи тяжёлым орудием для миленькой Марининой попки, которая испуганно выглядывала из прорези сзади спального мешка. А Марина же в это время отчаянно дёргалась и недовольно вопила откуда-то из глубины красного и блестящего спальника, словно была обёрнута в подарочную упаковку для своей похотливой подруги. Оксана капнула немного смазки себе на пальцы и принялась растирать Маринину попу. А связанная с ног до головы в своей мягкой и комфортной болоньевой тюрьме, неистово беснующаяся Марина уже, казалось, в полной мере осознала, что её сейчас ждёт.

— А теперь самое интересное, — обратилась ко мне Оксана, пристроившись сзади к своей подруге.

Она начала вводить член в анус Марины, отчего та издала недовольный возглас, не желая такого вероломного проникновения в своё анальное ложе. Оксана вводила член постепенно, сантиметр за сантиметром, но внезапно совершила резкий рывок, отчего спальный мешок с Мариной выгнулся и протяжно замычал. Оксана уже полностью вогнала свой член в Маринину попу, словно насадив свою подругу на кол, и стояла так какое-то время, видимо, чтобы Марина в полной мере ощутила её крепкий стержень в своём бедном, измождённом теле. И когда Марина чуть поутихла, казалось, уже смирившись с пребыванием этого здорового хрена в своей заднице, Оксана обхватила руками спальный мешок со своей связанной, вопящей подругой и принялась водить членом туда и обратно, совершая со своей подругой акт диковинного анального секса.

Да, Оксана трахала Марину прямо в спальном мешке. Она трахала этот красный и блестящий кокон стоя, прямо в зад, я просто сидел и неотрывно наблюдал за тем, как здоровый резиновый член Оксаны вероломно проникает в нежную, маленькую попку Марины, и даже не в силах был как-то воспротивиться этому гнусному издевательству над бедной девушкой. Мне почему-то казалось, что Оксана знает, что делает. Я знал, что она сейчас вгоняет этот дрын в свою подругу не против её воли. Ну конечно же: то, что Марина вообще так быстро согласилась примерить спальник, значило

лишь, что она готова была его опробовать в полной мере, то есть дать себя связать и трахнуть. Да, она жаждала этого, но она стеснялась. Ей было неловко от той мысли, то сейчас её буду изнашивать так, как она всегда хотела — связанной и завёрнутой в несколько килограмм тёплой и мягкой болоньевой оболочки.

И Оксана знала это. Она насильно запихнула свою подругу в мешок, чтобы показать свою власть над ней, как она сделала это со мной. Она хотела трахнуть Марину на моих глазах, чтобы показать, на что способна. Оксана тоже знала, что её подруга сопротивляется только для вида, эдакая скромняжка и недотрога, и сейчас, стоя в спальном мешке, сношаемая в свой тугой анус Марина стонала уже не от боли, а от удовольствия. Скользкий член Оксаны так часто хлюпал в заднице Марины, что казалось, она давно уже практиковала подобные забавы и анальное отверствие её уже было вполне хорошо разработано. И сейчас, когда она отнекивалась и сопротивлялась, всё это выглядело так картинно и наигранно, ведь не было сомнений, что крепкий член Оксаны уже не раз продалбливал её недра. Марина просто хотела разыграть сцену её спонтанного и вероломного захвата, чтобы почувствовать себя бедной, несчастной пленницей, связанной и трахнутой в своём же спальном мешке. Причём, она даже не стеснялась меня, почти постороннего человека, принимая этот здоровый хрен в свою миленькую жопку. Она хотела, чтобы на неё смотрели. И даже больше, чем быть так бессовестно оттраханной она мечтала, чтобы её видели такой — упакованной, слабой и страдающей в крепких лапах своей похитительницы, потчующей её задницу своим упругим и мясистым членом.

Оксана продолжала отчаянно наяривать страпоном, безбожно пробивая задний проход своей подруги, стонущей в своём красном болоньевом капкане, и на лице её видно было, что получала она от этого неимоверный кайф. То ли в сексуальном плане, то ли в моральном, но ей определённо нравилось кого-то трахать. И в тот момент что-то во мне вновь встрепенулось. Глядя на Марину, чей анус сейчас неумолимо раздалбливали в её блестящей красной упаковке, мне вдруг захотелось оказаться на её месте. Вернее хотелось, чтобы Оксана так же трахнула меня. Она проникала в Марину с таким трепетом и мастерством, будто бы уже родилась с этим членом, который, причём, был даже больше моего. Она хотела, чтобы я прочувствовал её мужественность, глядя на то, как она орудует своим крепким достоинством в глубинах своей запакованной и стонущей в неистовом желании несчастной, свежепойманной жертвы. Глядя на Оксану, на эту могущественную госпожу, я понимал, что сам хотел бы попасться к ней в плен, хотел бы прочувствовать то, что чувствуют девушки, когда в них так властно и яростно проникают. Член мой всё ещё горячо подёргивался от напряжения и я чувствовал, как у меня внизу уже всё намокло от перевозбуждения.

И вдруг Оксана, всё ещё продолжая погружаться своим огромным членом в Марину, просунула руку спереди мешка прямо в её промежность, как бы взявшись за неё, а другой обхватила её на уровне груди так, что теперь надёжно удерживала Марину на случай, если она вдруг захочет упасть. Новый, более яркий и живой возглас раздался из недр закрытого капюшона мешка. Марина почувствовала, как вновь прикоснулись к её нежному влагалищу, продолжая отчаянно сношать её в уже довольно расшатанную заднюю дырочку. Мешок слегка согнулся под напором умелых рук Оксаны, разбойничавших в клиторе Марины, отчего попа мешка сексуально оттопырилась, словно наконец открывшись для стучавшегося туда резинового хрена её подруги.

Вдруг из мешка, уже согнувшегося, но удерживаемого Оксаной, стали раздаваться настоящие крики, которые даже плотная набивка капюшона уже еле могла предотвратить.

— Так, ну тише, а то соседей перебудишь, — спокойно сказала Оксана, продолжая трахать свою подругу и мастурбировать ей одновременно.

Я заметил, что Оксана уже даже не двигала членом, наоборот, Марина сама налегала на него своей ненасытной попой, как бы жаждя его и насаживая свой крепкий зад на этот монструозный резиновый кол. Её анал уже порядком разболтался и теперь она ритмично прыгала на члене, пока Оксана вовсю теребила её вагину, пытаясь побыстрее довести подругу до экстаза.

Но Марина, казалось, не поддавалась стремлениям своей подруги и вовсю пыталась оттянуть этот момент. Ей нравилось то, что она уже изрядно вспотела в этом проклятом, душном мешке, в котором всегда мечтала оказаться; ей нравилась эта мягкость и чувство комфорта, охватывающие всё её трепетное тело; ей нравилось быть крепко упакованной безо всякой возможности освободиться; ей нравилось скакать на этом огромном резиновом члене своей подруги, пока та настойчиво теребила её промежность, доводя её до полного исступления; ей нравилось, что всё это случилось так внезапно, что она даже и опомниться не могла — всю эту потрясающую палитру красок и ощущений сейчас испытывала Марина, находясь в своём болоньевом заточении. Но больше всего ей нравилось то, что на неё сейчас смотрят. Смотрят, как она изнывает в порыве своего сладостного возбуждения, шурша уже почти обессилевшими ножками в глубине спального мешка, такая беспомощная и такая уязвимая в своём блестящем красном плену, пока её бессовестно трахают, не щадя её миленькой, нежной попки. Ещё каких-то 20 минут назад она была такой живой и энергичной, но теперь она уже слабая и обессилевшая, не способная совладать со своим рассудком, затуманенным этими фантастическими ощущениями, охватившими её в её же собственной квартире.
И вот, когда Марина уже была готова кончить, она начала так страстно и так нежно стонать, что казалось, член мой сейчас вырвется на волю. Я понял, что она как бы говорила Оксане: «Я уже готова, я готова», и Оксана ещё быстрее зашуршала между ног Марины, приближая сладостный для неё момент. Судя по тому, как изогнулся мешок, и по нарастающим звукам экстаза, раздававшимся из него, Марина была уже на пределе. Она действительно уже готова была кончить, но, судя по всему, всё ещё оттягивала момент. Видимо, хотела кончить по-настоящему. Так, как никогда ещё не кончала. Оксана чувствовала это, но решила не тянуть резину. Она засунула член в Маринину попу так глубоко, как только можно, прижала мешок с её туловищем к себе и принялась теребить её клитор так быстро, насколько могла. От такого напора тело Марины буквально содрогнулось, она стала стонать всё более и более страстно, сладостные крики её нарастали, и наконец мешок с упакованной в нём Мариной выгнулся в полный рост и издал, пожалуй, самый громкий и самый страстный стон за весь вечер, который означал, что Марина наконец-то бурно и умопомрачительно кончила, испытав, наверное, самый мощный и самый потрясающий свой оргазм.

Было слышно, что после этого Марина вскрикнула ещё пару раз, но уже потише, после чего она начала постепенно затихать, а тело её размякло, словно у неё сели батарейки. Оксана ещё чуть-чуть подразнила свою полностью обессилевшую подругу несколькими вторжениями члена в её уже использованный анус, после чего с хлюпающим звуком достала его и застегнула молнию сзади мешка, похлопав Марину в районе попы. Затем она повернула еле державшийся на ногах мешок со своей подругой лицом к себе и расстегнула капюшон. Наконец я увидел лицо Марины. Измождённое и замученное после всех этих мытарств, блестящее от пота, оно просило лишь о том, чтобы оставить несчастное тело Марины в покое и пойти уже спать, но Оксана решила нанести финальный штрих своей работе и вновь страстно поцеловала подругу в губы, крепко обняв её в её красном и пухлом коконе, от чего та издала свой финальный стон, тем самым феерично завершив своё сегодняшнее представление.

Оксана отпустила Марину и мешок с девушкой буквально рухнул на колени, тяжело дыша и пытаясь оправиться от столь внезапного и умопомрачительного сексуального потрясения. Оксана отстегнула член и положила в шкаф, надвинув трусы и шорты, а тем временем красный кокон Марины, всё ещё стоявший на коленях, вскоре уже остался совсем без сил и просто свалился на бок, всё ещё пытаясь отдышаться. Оксана вышла из спальни, а я смотрел на Марину, лежащую обёрнутой в красную, пухлую болоньевую ткань, всё ещё связанную в девяти местах и пытавшуюся прийти в себя после того, как её подруга только что напихала ей в зад добрую порцию отборного мясца. Я представил, как же сейчас выглядел её анус, весь раздолбанный и покрасневший после того, что ему пришлось испытать. Но я знал, что боль в её заднем проходе успешно сменилась приятным нытьём в её промежности. И теперь Марина, лежащая на полу и обёрнутая в спальный мешок, всем своим видом вызывала у меня настоящее умиление. Я знал, что теперь ей так хорошо и ей уже не стоит так волноваться и переживать, ведь всё осталось уже позади, уступив место неземному наслаждению, которая испытывала сейчас Марина, сжавшись в клубочек в своём коконе.

Теперь я по-настоящему завидовал Марине. Во многом от того, что она была девушкой и смогла прочувствовать всю ту гамму потрясающих эмоций, свойственных только лишь девушкам, а не таким унылым парням, как я. Быть девушкой, а тем более так жёстко оттраханной, для меня казалось какой-то привилегией, о достижении которой я мог только лишь мечтать. И то, что Марина сейчас выглядела такой слабой и измученной после всего случившегося, лишь придавало ей в моих глазах ещё больше настоящего девичьего шарма. «Наверное, и я так же жалко выглядел после того, как Оксана надо мной поизмывалась», — стыдливо подумал я, глядя на истощённое, бренное тело Марины, всё ещё переживавшее посторгазмические спазмы.

Оксана вернулась из кухни и первым же делом склонилась над коконом, в котором было заключено трепетное тело её подруги, и сказала:

— Ну что, пора баиньки. Завтра вставать.

Я надеялся, что сейчас Оксана выпустит наконец уже Марину из своего душного обиталища, но она вдруг взялась за низ её спального мешка и потянула его в сторону окна. Отвесив штору, она открыла дверь на балкон и обратилась ко мне:

— Алён, не поможешь?

«Она что, собирается закрыть её на балконе? На всю ночь?» — оторопев, подумал я, но осознав, что в Марине в спальнике было очень даже тепло, понял, что ничего страшного в этом нет и подошёл к окну. «Но почему её просто не выпустить?» — не мог понять я.

Марина, казалось, уже ни на что не реагировала. Понятное дело, сказалась усталость от того, что её сейчас так мощно попользовали, что она даже и ухом не повела, когда мы с Оксаной затаскивали её на балкон, словно какой-то грузный ковёр. Мне даже казалось, что она уже почти что спала, потому что глаза её были слегка прикрыты в сладостной неге. И по-моему она даже вообще не осознавала, что её сейчас отволокли на балкон, как какое-то бревно, где она проведёт всю ночь, может даже грезив об этом потрясающем приключении, так внезапно состоявшемся в её жизни.

Закрыв балкон, в который затащила свою подругу, Оксана с ухмылкой сказала мне то, от чего по коже у меня пошли мурашки, а сердце судорожно забилось:

— Ну вот, теперь мы и одни... Лёша.

Продолжение следует...



Tags: эротика
Subscribe

Posts from This Journal “эротика” Tag

  • Отношения: Горячие рассказы жены 18+

    Категория: Группа, Измена, Минет, Наблюдатели После рассказов жены о своей молодости и эксперимента со свиданием жены у меня был запал 20…

  • Отношения: Секс-репетитор

    Категория: Группа, Измена, Наблюдатели Меня зовут Максим, мне 19 лет, я учащийся 3 курса Педагогического колледжа. Ну как колледжа...…

  • Отношения: У секса свои законы

    Категория: Группа, Измена, Наблюдатели В закрытой двери загрохотал замок. Пустая квартира немедленно наполнилась звонкими девичьими голосами,…

  • Рассказ (эротика). Моя Катя до свадьбы 7

    Категория: Минет, Романтика В тот вечер все обговорив про секс голышом мы решили идти на следующий день подальше от людей. В интернете…

  • Рассказ (эротика). Моя Катя до свадьбы 6

    Категория: Наблюдатели, Романтика Дима уехал. Хорошо мы остались одни. Секс и еще три раза секс. Но теперь мне чего то не хватало. Экстрима.…

  • Рассказ (эротика). Гуманная помощь

    До недавних пор я думал, что у нас с Леной полная гармония в браке. Живем в отдельной двухкомнатной квартире, у нас пятилетняя дочка, с…

  • Рассказ (эротика). Взрослый студент

    Так полчилось, что на высшее образование я пошёл довольно поздно. В области графического дизайна, на момент поступления, работал уже два года.…

  • Рассказ (эротика). Воспитание жены

    Меня зовут Рахим, Алина моя любимая жена. Живем в браке уже 5 лет. продолжение рассказа "Воспитание жены". Алина: - дорогой пришли…

  • Рассказ (эротика). Воспитание жены

    Здравствуйте! Это мой первый рассказ. Опыта написания рассказов не имею. Прошу строго не судить. Немного о себе: Мое имя Рахим, мне 28 лет,…

promo me_lamazi october 18, 2017 23:22 246
Buy for 20 tokens
Всем добрного дня, отличного настроения, любви, здоровья и удачи. Сегодня буду с классом гудеть в лучшем ресторане города - "Богема". Мама, папа, бабушка и тетя - "постарались", за что им огромное спасибо! Что-то нафотографирую, если буду в состоянии :))) Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment