Георгий (me_lamazi) wrote,
Георгий
me_lamazi

Category:

Дурное пари - 1 (+18)



Автор: Vlad84 +18

Картинки по запросу девушка на кровати

1.

Противно заверещал будильник, своим металлическим звоном вырывая меня из царства Морфея. Хотелось еще поваляться в постели, но обещал жене, что с утра пораньше приеду к ней на дачу помочь с рассадой. Быстро размявшись, побежал в душ смыть остатки сна и зарядиться бодростью на все выходные.
Дежурные сосиски уже закипали в воде, когда раздалась трель мобильника.
— Старина, выручай! — прозвучал голос моего лучшего друга Володьки.
— Ну и что на этот раз? — раздраженно спросил я, понимая, что на дачу я уже не попаду.


Володька никогда не звонил по пустякам. Если и просил помощи, то по делу. Он был моим другом с детства и поэтому отказать ему в чем-либо было невозможно.

Володька творческая личность, художник. Писал все, что заказывали клиенты, но пейзажи были его коньком. В свои сорок пять выглядел он достаточно неплохо, а если учесть оседлый образ жизни, то и просто великолепно. Среднего роста, поджарый и с хорошей лысиной на голове, он тем не менее был большим любителем женского пола. Любили его за неподражаемый юмор, за веселый характер и отсутствие проблем, которые умело скрывал от всех людей.

— Да припарковался я неудачно и пробил радиатор. Тосол вытек, теперь только тащить на прицепе.

— Ты где находишься?

— В Демидовке, с Татьяной приехали отдохнуть.

Татьяна, его замужняя любовница, имела от деда с бабкой дом в этой самой Демидовке, деревне, находящейся в 60 километрах от города.

— Вот черт тебя занес!

— Так ты приедешь или мне кого-то еще искать?

— Буду-буду, жди давай.

Я отключился и тут же набрал номер жены:

— Котик, у Володьки проблема с машиной, очень просил помочь.

— Так помоги и приезжай.

— Боюсь, что это на целый день. Он радиатор пробил в 60 километрах от города.

— Да чтоб его... — произнесла она.

Жена, Валентина, знала Володьку как облупленного. А об его похождениях налево для нее секретов не было. Сильно осуждала его за непостоянство, но в лицо говорить об этом стеснялась.

— Ладно, жду тебя завтра с утра, но только попробуй не приехать.

Получив от жены индульгенцию на субботу, я побежал в гараж. Открыв ворота, я завел свою «Ниву-Шевроле» и выехал из бокса. Машина отвечала моим требованиям «цена-качество». А для поездок на дачу была просто незаменима, поскольку в дождь можно было проехать без проблем по прокисшей грунтовке, которую все называли дорогой, а наиболее умные — направлением.

Закрыв гараж, я стартанул не хуже Шумахера, оставив вместо себя большое облако пыли. Дорога пролегала по живописной местности, солнце ярко светило в небе, и мое настроение постепенно приходило в норму. За окном тянулись поля, пахло свежевспаханной землей и коровьим навозом.

Накатила ностальгия по тем временам, когда был мальцом и родители отправляли на лето меня в деревню. За приятными воспоминаниями я не заметил как въехал на лесную дорогу. Значит до места оставалось верст двадцать по кочковатой дороге.

Володька ходил вокруг машины и чертыхался. Механиком он был никаким. И, вообще, что такое двигатель внутреннего сгорания и как он работает, было для него загадкой. Увидев меня, он выкинул на радостях какие-то па, и побежал мне навстречу.

Мы обнялись, потрепав друг друга по плечам.

— Ну что там у тебя? — спросил я, отцепляясь от друга.

— Да вон под радиатором весь тосол. Что делать не знаю.

Я открыл капот его «Йети», но ничего не увидел.

— Ладно, проведем осмотр снизу, — сказал я и полез под машину.

— Серега, брателла, ты там только повнимательнее посмотри на сколько я налетел, — вдруг залебезил он.

С деньгами у Володьки в зависимости от времени было то густо, то пусто. Все зависело от того как продавались его полотна. И сейчас, как я понял, он был почти на нуле.

Неисправность я обнаружил сразу, течь образовалась в патрубке из-за удара. Я залил взятый заранее тосол и добавил в бачок герметик для радиаторов. Погоняв минут десять движок, трещина затянулась и течь прекратилась. Вся работа заняла от силы полчаса.

— Все, можешь возвращаться домой, — резюмировал я, оглядывая еще раз место течи.

— Да ты что, Старина, я же только утром приехал. Ты знаешь сколько я у Ирки отпрашивался на пленер? А ты меня домой. Да и тебя я никуда не отпущу. У меня мясо под маринадом и водки целая сумка. Ты думаешь, что мы с Татьяной это все осилим?

Ира, его жена, была женщиной строгих правил. Красивая блондинка, она знала его грешки и поэтому старалась не отпускать его одного. Однако, его непостоянный заработок заставлял ее подрабатывать и в выходные дни, благо, что за это хорошо платили. Она умела хорошо работать и так же хорошо отдыхать. Но несмотря на все это, Володька не мог долго строить отношения с одной женщиной, хоть это и была его жена. Отмазка у него была железная — пейзажист должен трудиться как пахарь в полях. И это ему удавалось.

Еще раз прикинув, что на дачу сегодня я могу попасть в лучшем случае к вечеру, решил остаться.

Друг схватил меня за рукав и потащил к дому. По случаю теплого дня Татьяна щеголяла в купальнике по двору. Аппетитные формы то и дело проносились у меня перед глазами. Сорокалетняя дама, точно знала, что я за ней наблюдаю, но делала вид, что не замечает этого. Смотреть на эту симпатичную женщину было приятно. Флюиды, исходившие от нее, явно долетели до меня, о чем свидетельствовали вставшие колом штаны на самом интересном месте. Почувствовав себя неудобно, я постарался отойти подальше от этой рыжей бестии.

— Твою мать... А шампура-то я забыл! — раздался Вовкин крик, — Что теперь делать?

— Ну давай пожарим на сковороде, — нашлась Татьяна.

— Уйди, женщина! Не мешай готовить мужчинам, — остановил ее порыв Володька.

— Серега! — обратился он ко мне, — Предложения есть?

— Не знаю, может у соседей попросить.

— А, это мысль.

Минут через десять прибежал Володька, потрясая в воздухе шампурами:

— К Петровичу сын с другом приехали на выходные порыбачить, вот они меня и выручили шампурами. Правда просили к вечеру принести, они тоже будут готовить шашлыки. Думаю, что мы им вернем к этому времени.

Володька водрузил посреди двора мангал и побежал за углем. Найти уголь не удалось, и он позвал милую хозяйку на помощь. Татьяна скрылась в сарае, через несколько минут она вышла оттуда победно держа мешок с углем над головой и потрясая им как футбольным кубком. Лучше бы она этого не делала. Изрядно промокший мешок вдруг разорвался и весь уголь высыпался на влажное от пота тело Татьяны. Через несколько секунд перед нами стоял негр. Володьку скрутило в бараний рог. Говорить он не мог. Спазмы душили его так, что у него не получалось даже смеяться.

— Дурак! Куда я такая? Иди помоги мне помыться, — запричитала наша красавица.

— Я весь ваш Анджела Дэвис, — кривлялся Володька.

Зайдя за дом, где находился колодец, Татьяна скинула купальник и оказалась в чем мать родила. Володька, добрая душа, окатил колодезной водой свою прелестницу. Визг Татьяны можно было услышать в соседней деревне.

— Мне холодно, я замерзла, — кричала Таня, — растирайте меня скорее.

— Чего стоишь, давай растирай, пока я воду достаю из колодца, — приказал мне Володька.

Я кинулся растирать упругое тело, но только еще больше размазал угольную пыль.

— Мыло, мыло возьми, — подсказал мне мой друг.

Я схватил кусок хозяйственного и с удовольствием начал натирать аппетитные формы. Мои руки метались с быстротой молнии, тормозя только в области грудей и паха.

— Да натирай уже, чего тормозишь? — кричала Таня, — заморозить хочешь.

Я с вожделением касался крупных грудей, которые величаво перекатывались в моих руках. Дойдя до ее гладко побритого лобка, я запустил руку между ног и начал тереть ее вагину. Кричать Татьяна перестала, но при этом стала внимательно следить за моими глазами. Чувствуя ее взгляд, я старался делать хорошую мину при плохой игре, а именно делал вид, что растираю все ее тело и нет мне никакого интереса до ее интимных мест. Видимо получалось очень плохо, поэтому Татьяна тихо сказала, чтобы я сильно не заморачивался на ее оголенность и тер как следует все места. То, что я покраснел, было ничто, главное, что меня выдавало — это мои штаны, опять вставшие колом в причинном месте.

Окатив Таню в последний раз, Володька накинул на нее неизвестно откуда взявшееся полотенце и повел ее в дом. Я стоял обалдевший от всего увиденного и постепенно остывал.

Время близилось к вечеру и на улице стало заметно холодать. Мы сидели с Володькой одетые в дедовы ватники и смотрели на догорающие угли. Последняя партия шашлыков готовилась перейти в кастрюлю, специально подготовленную для этого заботливой хозяйкой. Володька закурил, и приятный сизый дым закружился над нами. На душе было уютно и спокойно. Со стороны пруда доносилось кваканье лягушек, настырный ночной мотылек упорно летел на огонь, но подхватываемый теплым потоком воздуха улетал за пределы мангала. Сзади меня раздались шаги и спокойный баритон произнес:

— Привет, парни.

— Добрый вечер, Николай Иванович! Вот последнюю партию снимаем и я отдаю вам шампура. Извините, что немного задержал. — ответил мой друг.

Я обернулся. За моей спиной стоял мужчина примерно наших лет. Запах дорогого парфюма и не менее дорогих сигарет приятно щекотал мои ноздри. Чувствовалось, что человек не бедный и достаточно властный. На его плечи была наброшена фирменная ветровка, которая стоила немалых денег.

— Ты, Володя, не торопись. Мы уже с другом вряд ли будем делать шашлыки, стемнело быстро. А с тобой кто? Что-то не припомню этого человека.

— Это мой лучший друг, Сергей! С детства вместе. Да вы знакомьтесь.

Я встал и протянул руку:

— Сергей!

— Ну а я — Николай Иванович!

То, что он представился не Николаем, а Николаем Ивановичем, говорило о многом. Но и загадок в этом человеке было не меньше.

— Николай Иванович! Подвел я вас с шашлыками, — сказал Вовка, — поэтому есть предложение: зовите своего друга и присоединяйтесь к нам. Мяса много, сами все не осилим.

Володька говорил уважительно, и зная его шебутной характер, я не мог понять почему он так говорил.

— А что, Володя, может и вправду принять твое предложение. Отец все-равно рано ложится, мы с товарищем ему только мешать будем. Сейчас схожу за ним и минут через пять будем у вас.

Расположились мы на открытой веранде дома. Я принес еще пару стульев, а Татьяна выставила две

тарелки и рюмки со стаканами.

Забрехала соседская собака, известившая нас о приходе гостей, которые спустя несколько секунд вышли из темноты. Впереди шел Николай Иванович, за ним товарищ спортивного вида, сухощавый,

но чувствуется, что сильный.

— Знакомьтесь, Игорь, мой соратник и помощник одновременно, произнес Николай Иванович, подходя к Татьяне.

— Здравствуй, Танечка! Как жизнь молодая? — поинтересовался он.

— Спасибо, Николай Иванович, все хорошо.

— Ну и слава Богу!

Володька выдвинул стулья и пригласил гостей садиться.

— Милости прошу к нашему шалашу! — произнес он.

— Да шалаш-то, Володя, не ваш, а Татьянин, — поправил Николай Иванович.

Володька покраснел, ничего не сказав в ответ. За столом возникла пауза.

— Ну давайте ваш хваленый шашлык, — разрядил обстановку Николай Иванович и выставил на стол

две бутылки какого-то вина.

— Вино для женщин, ну а нам напиток покрепче, если не возражаете, — влез Володька.

— Принято, — сказал Николай Иванович.

Дальше шло поедание шашлыка и запивание оного принесенными крепкими напитками. Понимая, что завтра с утра мне ехать, я старался не налегать на спиртное.

— Сергей, а вы что так слабо пьете, — спросил Николай Иванович.

— Завтра уеду с утра, надо быть в форме.

— Понятно.

Сам Николай Иванович тоже пил через раз, и заметив мой интерес сказал:

— Отпил я, Сережа, свое. Пьяный угар остался в прошлом, теперь наслаждаюсь жизнью. А наслаждаться в пьяном виде не получается. Вот так-то.

Я почувствовал, что за этими словами скрывается что-то другое, о чем мне, человеку со стороны, знать не обязательно. Веселье продолжалось. Володька вынес проигрыватель, поставил еще советский винил и устроил дискотеку.

Молчавший до этого Игорь поднялся со стула, протянул руку Татьяне и пригласил на танец.

« Там, где клен шумит над речной волной... « — надрывался с хрипом старенький проигрыватель. Все молчали и смотрели на танцующих. В середине второго куплета рука Игоря плавно начала опускаться с талии женщины на ее попу. Володька заерзал, не зная что предпринять. Николай Иванович накрыл его руку своей, давая понять, что все будет хорошо и не надо зря дергаться. После этого он чуть заметно кивнул Игорю, и, о чудо, рука снова вернулась на талию.

Заметив, что его кивок был мною замечен, он решил прояснить ситуацию.

— Таня мне как сестра. Родители ее сгорели при пожаре, когда ей лет пять было. Дальше дед с бабкой воспитывали. Какие у них доходы? Так мелочь. Вот и росла Танюха ни разу не одев нового платья. Носила обноски, что соседи отдавали. Дети стали над ней смеяться, да и я тоже, чего греха таить. Да только мой батя, увидев это так ремнем меня отлупил, что я дня три на улицу не выходил. Сказал, что ему со мной идти рядом стыдно. После этого случая, я за Татьяну заступаться начал. А поскольку был в деревне самым сильным, то и обижать ее никто больше не рисковал. Так и выросла под моим присмотром. Я потом в армию ушел, затем институт. Просмотрел как она замуж вышла. Я бы никогда не позволил ей выйти за этого городского пижона. Мразь, а не человек. Убил бы кажется. Да вот двух детей Татьяна от него родила и терпит ради них такого вот отца. Сама росла без отца, ну и не хочет, чтобы дети также выросли. Ты думаешь почему я Володьке позволил с ней встречаться? Он хоть и флюгер по жизни, но Таня с ним душой и телом отдыхает. Может это только и дает ей возможность жить дальше. А так не знаю, что бы она с собой сделала.

После такого монолога Николай Иванович надолго замолк. Танец кончился, кавалер вернул даму на место. Дальше танцы свернулись сами по себе. Татьяна решила освежить нарезку из овощей и ушла в дом. Володька с Игорем пошли курить, и мы остались вдвоем с Николаем Ивановичем. Чтобы не молчать, я решил продолжить наш разговор, заодно узнать поближе личность этого непонятного мне человека.

— Раз у вас такое трепетное отношение к Татьяне, то к своей жене вы относитесь как к богине?

Николай Иванович тяжело вздохнул и крикнул:

— Игорь, дай сигарету. — И уже мне, — вообще-то я не курю, но иногда срываюсь. Позволяю себе

на отдыхе расслабиться. А что касательно моей жены, то развелись мы с ней давно. Красивая женщина. Даже по прошествии стольких лет забыть не могу.

Дым дорогой сигареты настырно лез мне в нос. Я тоже бросил курить и держался уже где-то год.

— Если любите так, то зачем развелись, — спросил я. Любопытство так и перло из меня.

— Долгая это история, Сережа! Ну а если коротко, то изменила мне моя Наталья.

И то, как он называл меня ласково Сережа, не было обидным. Чувствовалось в нем какая-то власть и право так говорить.

— А с другой женщиной не пробовали связать жизнь? — не отставал я.

— Пробовал, пока не убедился, что почти все женщины способны на измену. Не изменяют только те, кто очень зависит от мужа или его денег. Брачные контракты не дают им такой возможности. Да и то среди них не все выдерживают. Ведь женщине помимо денег нужна ласка, нужно, чтобы любили ее сильно, души в ней не чаяли. А если эти составляющие отсутствуют, то любой мужчина никакими цепями женщину не удержит.

— Знаете, Николай Иванович! Думаю, что это сугубо ваше мнение, обожглись вы сильно и повесили на женщин такое клеймо. Я вот человек не богатый, а с женой душа в душу живу и об изменах у нее даже в мыслях ничего не бывает.

— Это она тебе сказала?

— Мне говорить не надо, я и так все вижу. Чай уже девятнадцать лет вместе.

— И что, она ни разу даже повода тебе не дала?

— Нет!

— А ты подумай!

Валя вышла за меня когда ей только исполнилось двадцать. Были ли у ней связи до нашей встречи меня не интересовало. Я тоже до нее вел не совсем праведную жизнь. Но один факт меня очень смущал — после первой брачной ночи я не обнаружил пятен крови. Получается, что жена была не девственница. Но на прямую спросить об этом я не решался. Да и поздно — уже женился. Хотя

позже я читал в каком-то журнале, что плева может растягиваться, поэтому крови может и не быть.

Однако, и позже я крови не замечал. Вопрос меня грыз, но больше я его никогда не поднимал. И еще один факт всплыл из памяти. Однажды Валя пришла домой после корпоратива. От нее пахло алкоголем. Но это было понятно. После последовал рассказ о том, что постепенно праздник сместился на берег реки, где они все дружно купались. Из-за отсутствия купальников некоторые дамы купались топлес, чем очень обрадовали мужской контингент. «Но я не раздевалась,» — сообщила Валя. Она приняла душ и пошла в кровать, где сразу уснула. Зайдя в ванную я увидел брошенные на пол трусики. Я их поднял, чтобы бросить в корзину с грязным бельем. Мне показалось, что трусы какие-то влажные и я их развернул. На их внутренней стороне были видны белые пятна. Что это может быть — сперма или ее соки. Отчего соки? Там что было эротическое представление, от которого моя жена так возбудилась? И опять я смалодушничал и ничего не узнал. Наверное, боялся услышать какое-нибудь вранье. А это уже было бы для меня слишком! Все это происходило так давно, что если бы секс и имел место быть (а я все же в этом сомневался), то на сегодняшний день Валентина была святой женщиной. Я был на сто процентов в этом уверен.

— Нет, Николай Иванович, моя жена исключение из вашего правила, и думаю, что не единственное, — твердо заявил я.

Сзади меня раздался смех Игоря.

— Ну что, еще один Фома неверующий нашелся.

— А что у вас были уже прецеденты?

— Были и достаточно много!

— Видите ли, Сережа, — включился в разговор Николай Иванович, — многие мужья думали точно так же, как и вы. Заключали с нами пари и проигрывали. Мы уверяли их, что они не правы, но,

к сожалению, это их не останавливало.

— Я тоже готов заключить с вами пари. Каковы будут ваши условия?

— Сережа, вы мне очень симпатичны, поэтому я не советовал бы вам идти на этот опрометчивый шаг. Откажитесь, и все будет нормально, каждый из нас останется при своем мнении — не будет ни победителей, ни побежденных.

Но шлея уже попала мне под хвост. Мне казалось, что согласись я с ними, то буду раздавлен, как мужчина. Алкоголь прибавил мне толи храбрости, толи дури. Однако, остановиться я уже не мог.

— Давайте обговорим условия пари, — предложил я.

— Вы это твердо решили? Ведь пути назад уже не будет. Подумайте!

— Я подумал и хочу вам доказать вашу неправоту.

— Игорь, обговори с упрямцем наши условия.

— Пойдемте к свету, — сказал Игорь, — там все и решим.

— Закрепим все на бумаге? — поинтересовался я.

— Мы серьезные люди и, бумаги нам не нужны. Николай Иванович — человек слова. Он не обманет, и вам не даст нас обмануть. В противном случае вам можно будет не завидовать.

— Это ваши условия?

— Нет, это наши гарантии. А условия просты, вот, пожалуйста. Вы ничего не говорите жене о нашем пари, дабы у нее не возникло желания послать все к черту. Далее, вы не вмешиваетесь в нашу игру ни под каким соусом. Пожалуй, все!

— Тогда мои условия. Для чистоты мероприятия вы не спаиваете ее алкоголем, не даете наркотики. Одурманенный человек может не контролировать свои действия. Такая победа не засчитывается. Потом, вы не должны ее к чему-то принуждать. Насилие тоже не засчитывается. Согласны?

— Да! Это будет справедливо.

— Что вы предъявите в качестве доказательства?

— Это будут видеоматериалы и если вы захотите, то можете тайно поприсутствовать при ее измене.

— В какие сроки вы предполагаете это все сделать?

— Мы еще не знаем вашу жену, потому о конкретной дате сказать не могу, но, думаю, не больше месяца.

— Что будем считать за измену?

— Ну вы. право, как ребенок. Ваша жена должна по доброй воле отдаться нам. Мне и Николаю Ивановичу, если он пожелает, — при последних словах он как-то нехорошо улыбнулся.

Мы подошли к Николаю Ивановичу и, я ударил с ним порукам. После этого все решили расходиться. Для связи Игорь дал мне свой и Николая Ивановича телефоны и при этом не забыв взять мой и каждый пошел в своем направлении.

В доме раздавались стоны, принадлежность к сексу которых узнавалась сразу. Я встал как вкопанный, потому что не знал куда идти и где хозяйка решила разместить меня на ночь. Я присел на диван и незаметно уснул.


Tags: эротика
Subscribe

Posts from This Journal “эротика” Tag

  • Отношения: Горячие рассказы жены 18+

    Категория: Группа, Измена, Минет, Наблюдатели После рассказов жены о своей молодости и эксперимента со свиданием жены у меня был запал 20…

  • Отношения: Секс-репетитор

    Категория: Группа, Измена, Наблюдатели Меня зовут Максим, мне 19 лет, я учащийся 3 курса Педагогического колледжа. Ну как колледжа...…

  • Отношения: У секса свои законы

    Категория: Группа, Измена, Наблюдатели В закрытой двери загрохотал замок. Пустая квартира немедленно наполнилась звонкими девичьими голосами,…

  • Рассказ (эротика). Моя Катя до свадьбы 7

    Категория: Минет, Романтика В тот вечер все обговорив про секс голышом мы решили идти на следующий день подальше от людей. В интернете…

  • Рассказ (эротика). Моя Катя до свадьбы 6

    Категория: Наблюдатели, Романтика Дима уехал. Хорошо мы остались одни. Секс и еще три раза секс. Но теперь мне чего то не хватало. Экстрима.…

  • Рассказ (эротика). Гуманная помощь

    До недавних пор я думал, что у нас с Леной полная гармония в браке. Живем в отдельной двухкомнатной квартире, у нас пятилетняя дочка, с…

  • Рассказ (эротика). Взрослый студент

    Так полчилось, что на высшее образование я пошёл довольно поздно. В области графического дизайна, на момент поступления, работал уже два года.…

  • Рассказ (эротика). Воспитание жены

    Меня зовут Рахим, Алина моя любимая жена. Живем в браке уже 5 лет. продолжение рассказа "Воспитание жены". Алина: - дорогой пришли…

  • Рассказ (эротика). Воспитание жены

    Здравствуйте! Это мой первый рассказ. Опыта написания рассказов не имею. Прошу строго не судить. Немного о себе: Мое имя Рахим, мне 28 лет,…

promo me_lamazi october 18, 2017 23:22 246
Buy for 20 tokens
Всем добрного дня, отличного настроения, любви, здоровья и удачи. Сегодня буду с классом гудеть в лучшем ресторане города - "Богема". Мама, папа, бабушка и тетя - "постарались", за что им огромное спасибо! Что-то нафотографирую, если буду в состоянии :))) Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments